Из сна, из ледяного плена,
Ещё неясна и нема,
Вернулась жизнь, но запах тлена
Не терпит русская зима.
Не потому ли в бездне снежной пасти
Исчезла ночь, как белый испод тьмы,
А утром грозди ледяного счастья
Из рук капризной барыни-Зимы.

Но полночь царственного шага
Нарушит мерность у двери,
Скрипит перо, дрожит бумага,
Дрожат послушники зари.
И вдоль границ очерченного круга
Качнутся тени вызванных веков,
И проплывут неслышно, друг за другом,
Благославя рождение стихов.

Но тем, кто встретится печали,
И кто не склонит головы,
Простая мысль придёт вначале,
Вначале будущей главы.
Где подростковым мчусь велосипедом,
Вот — через мост, вот — сумраком аллей,
Где бестолковым взглядом вторит следом
Моя судьба из чёрных тополей.