Ах, осень — красавица вновь умирает
И ветер поминки — листву собирает,
И за ночь из первого снега ей саван сошьёт.
Но, прежде, чем зимнее утро случится,
Искать лучшей доли отправятся птицы
И полную бочку студёной воды дождь нальёт.

Милый сынок,
Сделай глоток,-
Он от Бога.
И попроси,
Пусть моросит понемногу.

А лужи застыли и, став зеркалами,
Укрылись под снегом и шутят над нами.
Не зная о том, что мы помним и скорбим о ней.
А клён и рябина, как сотни лет прежде,
Сгорая ветвями, снимают одежды,
Хоть холодно стало, а ночи еще холодней.

Милая дочь
Эта их ночь
Им от Бога.
Лучше гореть,
Чем всю жизнь тлеть
Понемногу.

А в тёплых домах жизнь идёт своим ходом
И прожитый день весь был отдан заботам,
Ведь в тёплых домах их источник неистребим.
И спят карапузы, уставшие очень,
Их папы и мамы готовятся к ночи
И звёзды холодные слепо завидуют им.

Ляжем сейчас,
Завтра у нас
Воскресенье.
Выпьем вина,
Ты мне дана
За терпенье.

Так жизнь опадёт листопадом событий,
И нет от него ни лекарств, ни укрытий,
И в радости тихой, беззвучной и в горе большом
Нам нужно решать и, не выбрав решенья,
Мы в осени ищем от дел отрешенье
И бродим до сумерек синих в лесу золотом.